Собрание стихотворений [Текст] / Ярослав Игоревич Бабкин. — Ярославль: РИО ЯГПУ, 2014. — 31 с.: портр. — 100 экз.



В лунном сиянье ранней весною

Прикосновенье ваших алых губ,
красны́х на вкус,
бледны́х на слух,
рождает миллионы чувств!

Скажите, как же вас зовут?
Что за парфюм?
И ваш ноктюрн
любимый? Видите, уже к ногтю

поставлен вами и клянусь,
я рад и глуп
теперь: амур
попал в меня, сломав свой лук,

предупреждал: Не промахнусь!
Я вас люблю,
как ночь — луну
и как отчаянный — петлю!

Тридевятое Царство

Тридевятое Царство
поглощает пространство,
и бегут clowns в тапках
и без тапок. Мерзавцы!

В дом нельзя понапрасну
заходить. До свиданья!
Попрощались, но праздник
не желает прощаться.

Тридевятое Царство
на пороге созданья
(не себя, это праздно):
праздник хочет ворваться!

Clown мертв без парадов,
а в парадных прохладно;
простужаясь, по каплям
растекаются clowns.

Молчаливый этюд

Silentium! Федор Иванович Тютчев. Парафраз

_____, _________ _ ___
_ _______ _ _____ ____ —
______ _ ________ _______
______ _ _____́__ ___
_________, ___ _____́_ _ ____, —
_______ ___ — _ _____.

___ ______ _________ ____?
_______ ___ ______ ____?
______ __ __, ___ __ ______?
_____ __________ ____ ____.
_______, _________ _____, —
_______ ___ — _ _____.

____ ____ _ ____ _____ ____ —
____ _____ ___ _ ____ _____
___________-_________ ___;
__ _____́__ ________ ___,
_______ ______́__ ____, —
______ __ _____ — _ _____!..

Воззвание

Теки по древу, мысль, нещадно!
Яви любовь к самой себе!
Пролейся песнью в бытие!
и возвращайся! возвращайся!

Йо-хо-хо

Среда. Полночный шум — мерзавец!
Мерзавцы и создатели его,
ведь заоконный звучный Йо-хо-хо
нелеп, как — черт возьми! — эльзасец!
Когда же черт возьмет его?

О, муза! не прощай мерзавцев!
Яви всю силу громких лир,
чтоб заглушить проклятый пир —
обрушь! обрушь свое проклятье
на головы прохожих, mon plaisir!

Во фресках и танцах

Мучительно переогромлен первый акт.
   На сцене пусто вновь.
 Будь проклят вездесущий ямб!
  На сцене пусто, к счастью.

 Оставлено премного фотографий,
  и кто-то этому как будто рад.
    Идиот.
   Будь проклят ямб!

После, на месте сожженья собравшись,
будем петь песни и вновь поклоняться
солнцу и мыслить во фресках и танцах!

Прогулка

Прогулка чревата завидным блужданьем,
что в очередь личную любит пустое
пространство, — оно же такое родное!
и кончится там, где начнется рыданье.

Приветливый смех пробежал анфиладой
деревьев высоких и встретил у входа
меня и мой голос.
                    Allegro non troppo

Здесь трижды девятое Царство!
Будь трижды всевластно сознанье!


Собрание стихотворений [Текст] / Ярослав Игоревич Бабкин. — Ярославль: РИО ЯГПУ, 2016. — 55 с. — портр. — 100 экз.



Ваня Марье

Ваня Марье: Уй-лю-лю.
Марья Ване: Тю-тю-тью.
Ваня Марье: Ай-ла-лай.
Марья Ване: Ой-ля-ля.
Навострился: Тю-тью-тью.
Возмутилась: Уй-лю-лю.
Засмеялся: Ха-ха-ха.
Хохотала: Хо-хо-хо.
А в ответ ей: Тра-та-та.
И обратно: Ол-ло-ло.
Но ведь он же: Уй-люй-лью.
А она же: Тью-тью-тью.
Ваня Марье: Ла-ля-лья.
И так далее, друзья!

Кудри на ветру

Все утонули, я на берегу
подсушиваю кудри на ветру.

Корабль — пьяный, бурлаки
пьяны — чего мы ожидали?

    Чего ожидал я?

Я фетровую шляпу потерял,
я потерял команду и корабль,
я потерялся. Я на берегу.
Они позорно утонули —
теперь я бодро ненавижу их
    и Посейдона.
Им больше не смешно,
а мне смешно настолько,
что вижу, снег сошел
с вершин угрюмого Кавказа
  от грома смеха.

Гром-гром… Гром-гром.

  Но как же мне
умерить набежавшее веселье?
Как спрятать мне его
с тем, чтоб оно не иззвенелось?
Где их тела? Тела где их?!
Несите в танцевальню.
  Флейтисты!
Я танец смерти изучил,
и в пляске я встречаю гибель
  чью-либо,
тем более, что ныне там — команда, корабли и так, и
далее.
  Как же смешно!
 Как же прекрасен мир!
 все время восходящий!
Еще кричу! Кричу еще:
оставим же скорбящих!

О биосфере

  Я, наверно, самый первый
    расскажу о биосфере:
 здесь — ручьи, а там — пещеры,
там — жуки, а здесь — верблюды,
там — коренья, здесь же — нерпы, —
   пища — всюду! даже — в небе!
где, казалось бы, — Ничто,
 есть, что съесть — съедим кого?
  Альбатроса? попугая?
   суриката? галаго́?
 иль ворону? иль Незнайку?
что попыткою изящной
    оказался далеко!
Так дерзай, дружочек, рьяно!
   Покоряй все страты! Всё!..
    Я еще тебе скажу!..
    Нет! я все тебе сказал
    и теперь я ухожу! Все!

Я лежу на солнце жарком

Лежать на солнце с обещаньем солнца завтра —
забава, усыпляющая даже
  тигра.

Я лежу на солнце жарком
посреди Европы-матери,
я укутан ее травами
и жужжащими жуками.
Кто посмеет помешаться
и в мои дела вмешаться,
тот получит по лбу — раз!
тот получит по лбу — два!
Три — смотрите на закат,
  он заканчивает вас!

Я хочу написать не об акте любовном...

Я хочу написать не об акте любовном
и поэтому я напишу об охоте.
Я пишу 100 слонов при миграции к водам,

что наполнят собой отдаленные земли
в отдаленное время, но се́й же час нео-
бходимо́ продолжать и стихи, и движенье.

Я пишу 2-х людей отделившихся ночью
от движения стада, во многом — подобном,
но теперь отделенного целью и острым-

и камнями, людей, приближающих лезви-
я к сухим (и не) жилам на задних конечно-
стях идущего, как полагаю я, к смерти

утомленного жаждой слона… Я был точен!..
Ослепляюще ярко лиется сей ночью
свет луны для охотников, радостно кровью
растирающих члены друг друга, и хобот,
что отрезан, готовые трахнуть пред богом,
т.е. перед друг другом — пред другом веселым.
18 известнейших чувств наготове! —
лишь, как Эроса слуги, они на помосте!
Весь оркестр собрался! — не скоро ль симфони-

я пытался писать не об акте любовном.

Метастих

Вот так вот! Я — Петр Клодт!..
Вот так вот! Я — рыжий черт!..
Вот так вот! Я — переход!..
А теперь я просто торт!..

Неужели обезьянка?!.
Неужели я — Незнайка?!.

А теперь я — Прометей!..
А теперь я — дикий зверь!..
А теперь и я — теперь!..

Не подумал бы, что так
превращаться буду рад!

Калипстих

Неимоверно имманентно
мемориальных чудищ дело
мгновению. Мгновенно,
мгновение, истлей.

Не ты ли есть Невеста ветра?
Не ты ли есть не-бесконечность?
Не ты ли здесь теряешь время?
Не ты ли здесь?

Уж застирала Навсикая
свои повсюду одеянья,
но я смотрю и не моргаю
на Океан, который замер.

© etc